+7 (495) 236-76-52
Журнал
17.11.2017
Махонина Екатерина Маратовна

Фитотерапия сейчас

Фитотерапия как метод лечения различных заболеваний существует уже много веков. Несколько столетий назад от этого могучего древа традиций отделился «побег», и вскоре стал полностью независимым направлением в медицинской науке — фармакологией. Но само «древо» не зачахло, и в настоящее время мы становимся свидетелями возрождения традиций траволечения не только в виде «народных рецептов», но и в качестве научных исследований и медицинской практики.

Фитотерапия относится к холистической (целостной) медицине, главной характеристикой которой служит индивидуальный, целостный подход к человеку. Огромный опыт использования растений говорит о том, что они, будучи сами целостными биологическими системами, хорошо справляются с задачей исцеления.

Каковы основные принципы лечения травами? В каких случаях стоит к нему обращаться? Как работает врач-фитотерапевт? Почему так важны время и место сбора трав? В чем сила объединения фитотерапии и иридодиагностики? На эти и другие вопросы отвечает врач-фитотерапевт и иридолог Zagerclinic Махонина Екатерина Маратовна.

Беседу с Екатериной Маратовной Махониной ведет Наталья Аднорал.

Екатерина Маратовна, где проходит граница между домашним приемом трав и фитотерапией как методом лечения?

Е.М.: Фитотерапию, действительно, применяют дома на бытовом уровне. Это очень хорошо и правильно. Травы традиционно использовались всеми славянскими женщинами в лечении своей семьи на уровне простых задач. И все домочадцы применяли натуральные лекарства и понимали, что происходит, в какой момент нужно остановиться. Т.е., вот здесь я, как мама, могу сама, а вот здесь я уже иду советоваться с врачом. Я это приветствую и считаю, что дома должна быть маленькая зеленая аптечка. А в голове у женщины (всегда женщины этим занимаются) должно быть понимание, что конкретно мы можем сделать. По этому поводу у нас на кафедре фитотерапии будет отдельный цикл семинаров для мам. Потому что у мам есть дети, и какие-то проблемы со здоровьем мы можем отрегулировать сами. Не химическими препаратами, а природными. Но маму нужно научить, потому что у нас традиция в какой-то степени утеряна, в какой-то степени сильно искажена «книжулечками», которые, к сожалению, не внушают доверия. Эти же самые «книжулечки» очень сильно дискредитировали саму фитотерапию.

Я доктор. Я понимаю, чем я занимаюсь. Я занимаюсь травами. И занимаюсь этим с ответственностью, потому что я к этому долго шла. Но если я это скажу своему коллеге, с которым мы раньше оперировали вместе, что я сейчас фитотерапевт, это будет, минимум, недоумение. Потому что фитотерапевт — это травки, это что-то несерьезное. На самом деле, как оказалось, фитотерапия — это огромный пласт знаний (несколько столетий всё-таки), дошедший до нас в виде народных рецептов, заметок, наблюдений. Сейчас это вышло на совершенно нормальный научный уровень, когда пишутся научные работы, ставятся прекрасные эксперименты и проводятся исследования с соблюдением всех требований доказательной медицины. Единственный минус в том, что у нас очень мало информации об этом. Информация о травах, способах их применения, обо всех исследованиях в этой области натыкается на пренебрежительное отношение обычных врачей, наших же коллег.

Когда мы проходили фармакологию, я прекрасно помню первую лекцию. Пришел профессор, импозантный мужчина и сказал: «Товарищи студенты, фармакология – это наука о лекарственных веществах и их действии на организм. Так вот, чтобы вы знали: есть гомеопатия, мы об этом говорить не будем. Есть травки, мы об этом вообще говорить не будем. А есть синтетические химические препараты, о которых мы с вами будем говорить». И мы говорили два с половиной года. И изучали мы только химически синтезированные вещества, при этом отмечая, что многие из них первоначально были выделены из растений. Так откуда вся эта химия взялась? Из растений. Примером тому может служить история всем известного аспирина.

История открытия аспирина

Аспирин, или ацетилсалициловая кислота, является производным салициловой кислоты. Относится к мягким ненаркотическим анальгетикам, помогая при головных, мышечных и суставных болях.

У Гиппократа (460–377 г. до н.э.) есть упоминание о применении порошка из коры и листьев ивы при головной боли и лихорадке. К 1829 году ученые обнаружили, что действующим началом препарата из ивы является вещество салицин (по видовому названию растения ивы — Salix), обладающее обезболивающим действием.

Анри Леру впервые выделил салицин в кристаллической форме, а Раффаэле Пириа удалось получить салициловую кислоту в чистом виде. Проблема состояла в том, что салициловая кислота негативно воздействовала на желудок, и необходимо было искать способ «буферизации» соединения. Первый человек, сделавший это, был французский химик по имени Чарльз Фредерик Герхардт. В 1853 году Герхардт нейтрализовал салициловую кислоту натрием (салицилат натрия) и ацетилхлоридом, получив ацетилсалициловую кислоту. Продукт Герхардта действовал, но он не хотел продавать его и забросил свое открытие.

В 1899 году немецкий химик Феликс Хоффманн, работавший в немецкой компании «Байер», заново открыл формулу Герхардта. Феликс Хоффманн дал препарат отцу, который страдал от артрита, и получил хороший результат. Это убедило «Байер» выйти на рынок с новым чудесным препаратом, названным «Аспирин». Он был запатентован 27 февраля 1900 г.

Его название происходит от: «А» из ацетилхлорида; «спир» от Spiraea ulmaria или Таволга вязолистная (растение, из которого была выделена салициловая кислота); «in» —обычное окончание для названий лекарственных средств.

Аспирин вначале продавался в виде порошка. В 1915 году появились первые таблетки аспирина.

Мудрый Гиппократ давал порошок из растения, и получал отличный результат. Когда стали очищать и выделять действующее вещество, появились побочные эффекты: желудочно-кишечные кровотечения, язвы. А если давать порошок ивы или таволги, то никаких побочных эффектов нет. Совсем. Сколько денег идёт на производство, рекламу, исследования таблеточки?! Сколько денег несет человек в аптеку (ой, печень что-то зашалила, ой, желудок заболел, ой… до бесконечности)?! А таволга и ива всегда рядом, ждут разумности.

Итак, исторически сложилось два разных подхода. Основоположником первого подхода считается древнеримский врач Гален (II век н.э.). Он говорил, что «Целое надо лечить целым». Если мы берем человека, как цельную совокупность органов и систем, гармонично между собой взаимодействующих, то, если где-то есть дисгармония, то это дисгармония всей системы, а не одного органа. И мы лечим целую систему целой системой. Мы берем цельное растений и готовим из него любой препарат (их сейчас называют «галеновыми»).

Галеновые препараты — препараты, приготовленные из цельного растения. Это настои, отвары, настойки, спиртовые экстракты, напары, мази и т.д.

Этой медицине уже много веков. У Галена была своя философская школа, были последователи. Он был прекрасным врачом. Благодаря применению своих знаний на себе, он прожил долгую, полноценную жизнь. Умер в очень преклонном возрасте, оступился, упал с лестницы.

Второй подход, заложивший основу современной фармакологии, родился намного позже: зачем брать растение целиком, ведь в нем много действующих веществ. Нам надо решить одну проблему, а на нее действует одно вещество. Его нужно выделить, очистить от примесей, строго дозировать и воздействовать точечно, четко придерживаясь показаний и противопоказаний.

Метод изготовление лекарств путем выделение действующего вещества из растений связывают с именем великого врача Парацельса (1493–1541).

Парацельс считал, что не растение, употребляемое в качестве лекарства, действует как таковое, но что оно должно содержать вещество, которое и оказывает лечебное действие. Вместо всего растения («супной приправы»), он рекомендовал выделять в возможно чистом виде и употреблять это вещество. Первая его работа, связанная с растениями, имела целью получение «чистых» препаратов. Такие препараты получили название «medicamenta spagirica» (от «spao» — «тяну» и «ageiro» — «собираю»), в отличие от «medicamenta galenica», изготавливавшиеся по прежним методам.

Парацельс впервые применил этиловый спирт в качестве экстрагента (который к тому времени был открыт алхимиками) и на его основе стал получать настойки, экстракты, растворы и другие препараты. Эти работы произвели большой сдвиг в технологии препаратов из растений и положили начало их анализу, т. е. фармацевтической химии.

Дальше медицина переключилась на этот способ выделения действующего вещества. К сожалению, забывая о том, что в растении нет ничего лишнего. В природе так устроено, что когда животное кушает растение, оно не съедает действующее вещество. Оно съедает листик, цветочек, какую-то часть растения, но целиком. И оно целиком на все действует. Нет побочных эффектов, нет лишних веществ. Всегда есть самое мощное и самое нужное в данный момент вещество — «царь». И есть «свита», в которой один помогает проникнуть к органу-мишени, второй помогает убрать побочные эффекты, потому что действующее вещество очень сильное и попутно может оказать негативное действие на другие органы. Несколько «министров» из этой «свиты» убирают эти побочные явления. И еще есть «попутные» эффекты: одно растение может повысить репродуктивные функции, другое — почистить желудочно-кишечный тракт и т.д. Нет ничего лишнего. Есть ведущее действие и сопутствующие действия. Когда мы подбираем растение для конкретного человека, мы всегда это учитываем. В какой-то момент нам эти сопутствующие действия не нужны, тогда мы в индивидуальном сборе отказываемся от этого растения. А подойдет другое растение с таким же «царем», но с чуть другой «свитой». Либо подбираем так, чтобы «свиту» чуть-чуть «пригасить».

Определенные химические вещества из растений первым выделил известный шведский фармацевт Карл Вильгельм Шееле (1742–1786 гг.). Он открыл многие органические и неорганические вещества (кислород, глицерин, галловую, лимонную, синильную, щавелевую и яблочную кислоты, и др.) и описал способы их выделения.

Что мы сейчас имеем? В результате последних 50-и лет развития цивилизации, всех точных, тонких наук (химии, микробиологии) и методов исследования, мы дошли до тончайших моментов выделения и дозирования действующих веществ. Мы научились их синтезировать самостоятельно. Мы научились пересаживать органы. Но почему-то вылечить повышенный уровень холестерина никто не может. Почему-то наладить сон, при этом, не «убив» печень и не вызвав привыкания к этим препаратам, никто не может. Есть в современной медицине область, где мы, действительно, ничего не можем сделать травами. Это медицина катастроф: травмы, острые состояния, оперативные вмешательства. Она развилась до невероятных уровней, и это великолепно. Я, как хирург, прекрасно понимаю, что есть ситуации «бери и лечи», а все остальное потом. Но «потом», когда у человека пришили ногу, а у него где-то что-то болит, мы ему даем таблеточки, а они не работают. Либо они одно лечат, другое калечат. Очень распространенная ситуация.

Как Вы сами, будучи хирургом, пришли к лечению травами?

Е.М.: Я закончила Сеченовку с отличием и могу точно сказать, что про травы там никто даже ротик не открывает, как будто их нет вообще. Об этом говорится с высокомерием, что это все «бабкины методы». Естественно, ты вырастаешь молодым специалистом, который в это вообще не верит. И когда так сложилось, что я столкнулась с людьми, которые лечат травами, это было открытие для меня лично. Я увидела, что это люди с высшим медицинским образованием, с большим опытом работы врачами разных специальностей. Люди, написавшие кандидатские, докторские диссертации. Есть кафедра фитотерапии, есть институт фитотерапии. Но они находятся в информационном вакууме. Почему? Сколько стоит медицинский препарат и сколько стоит трава? Кто будет рекламировать лист подорожника, прекрасное средство, помогающее от массы заболеваний (налаживает пищеварение и т.д.). Растет под ногами. А крапиву! А кипрей! И поэтому нет информации для людей. А фитотерапия сейчас находится на очень хорошем медицинском уровне. Поэтому в нашей клинике, и мне это очень приятно осознавать, есть разные традиционные методы лечения. Но у нас все специалисты именно врачи с медицинским образованием, которые прекрасно понимают, что происходит внутри человека, но владеют методом отладки всего организма.

Чем меня саму впечатлила фитотерапия? Тем, что ее можно применять в любом возрасте, начиная от грудничков и заканчивая очень пожилыми людьми. Что ее можно применять всем и всю жизнь. Что ее можно применять в форме ненавязчивого сопровождения. Т.е. человек может продолжать жить обычной жизнью и лечиться обычными химическими препаратами (особенно старшее поколение). Не надо ничего отменять, мы вам запустим оздоровительную программу. Например, подберем травяной чай с учетом всех показателей вашего здоровья, вашего желаемого состояние, т.е. того, что вы хотите исправить. А если со временем у вас снизится потребность в приёме таблеток, прекрасно! Откорректируете дозировку или отмените вовсе.

Мы можем предложить курс лечения, когда прием трав является уже более серьезным и ответственным лечением с подбором дозировки, под контролем врача.

А можно применять травы профилактически?

Е.М.: Конечно. Например, сейчас осень. Мы все прекрасно знаем, что будет «сопливый период». Что делать? Идти заранее покупать интерфероны, известные своими побочными действиями? Когда мы покупаем любое лекарство в аптеке, нужно начинать читать с побочных действий и представить, что это все уже случилось. Это получается очень травматичная информация. А если мы берем траву, то побочные действия — это «бонусы». Как мне сказал один пациент: а если у меня головная боль пройдет? Я отвечаю: это будет приятный «бонус». В случае грамотно подобранного индивидуального сбора побочные действия могут быть только «бонусами». Не все травы по своему действию такие «мягкие и пушистые». Есть травы, про которые мы говорим на семинаре по семейному чаю, которые можно совершенно спокойно заваривать, зная, что ничего, кроме добра, они вам не принесут. Это достаточно ограниченный список трав.

Нужно помнить, что трава — это лекарство. И нужно знать меру своей самостоятельности и понимать, когда необходимо остановиться и пойти к профессионалу. Поэтому есть обучение фитотерапии. Я его прошла и продолжаю обучение у Учителя. Сейчас на вновь организованной кафедре фитотерапии мы будем продолжать это обучение, разделяя его на курсы для медиков и для обычных людей, чтобы они самостоятельно могли наладить простейшие процессы в своем организме. Понимая, что если они выпьют много зверобоя, то в туалет будут ходить с трудом. Т.е. нужен совет специалиста, чтобы учесть все возможные приятные и неприятные бонусы. У любой травы должна быть своя дозировка, и ее необходимо соблюдать. Когда мы рассказываем про семейный чай, мы обязательно об этом говорим.

Очень яркий случай. Все знают, что шиповник полезный, и нужно его пить. Это прекрасное витаминное средство, повышающее аппетит у детей. Пьют. Первый месяц все прекрасно. У ребеночка появился аппетит, вся семья повеселела. Но надо больше шиповника, чтобы эффект стал еще больше! Через два месяца у ребенка появляются неприятные ощущения в животе, аппетит пропадает совсем, становится еще хуже, чем было. Кишечник начинает работать не так. «Что такое? Мы же полезное пили! Давайте еще побольше.» Т.е. превышение срока приема даже самого полезного и безобидного лекарственного растения приводит к появлению неприятных бонусов. В данном случае, в виде истощения печеночных ресурсов. Поэтому я бы рекомендовала людям, которые считают, что трава — это то, что необходимо иметь в каждом доме, почитать или проконсультироваться со специалистом. Т.к. это лечебный процесс, и относиться к нему наплевательски опасно.

Я не говорю про ядовитые травы. Вряд ли кто-то станет их использовать самостоятельно. Хотя, безвременник и морозник выращивают как декоративнее травы. Но мало кто знает, что безвременник ядовит, его нельзя трогать голыми руками. А морозник отрицательно воздействует на паренхиму печени, и быстро истощает организм. И популярный метод «похудеть на морознике» аналогичен методу наложения жгута на шею при носовом кровотечении.

О растениях нужно знать и их использовать. Можно в пищу в качестве пряностей и специй. Каждая пряность или специя имеет свои прекрасные бонусы. Например, семя укропа снимает колики и спазмы желудочно-кишечного тракта. Отсюда та самая укропная водичка, которой бабушки поят детей. И у взрослого человека это тоже будет замечательно работать. Корица и имбирь — «согревающие» организм и стимулирующие пищеварение в целом. Анис и фенхель — фитоэстрогены, хороши для женщин. Т.е. про каждое растение, которое мы едим, нужно знать.

Как Вы отслеживаете процесс излечения у человека? Направляете ли Вы его на стандартные анализы? Вы владеете иридодиагностикой. Она с фитотерапией в тандеме идет?

Е.М.: Абсолютно точно. Иридодиагностика — это неспецифический вид диагностики. Она показывает состояние организма в целом. Может показать семейные, генетически унаследованные слабые места, реализовались они или нет. Может показать в определенном органе или системе органов структурные или функциональные нарушения; острые или хронические состояния. Но, для того, чтобы наиболее точно интерпретировать иридологические знаки, важно и нужно отправлять человека на стандартные обследования. Никогда этим не пренебрегаю, потому что мы учитываем состояние организма в целом. Иридодиагностика помогает мне понять, какие процессы происходят у человека. В какую сторону у него обмен веществ закручен еще до его рождения. И как мне конкретно для него лучше подобрать индивидуальный сбор.

Естественно, если человеку интересно, я ему могу рассказать, где, что, как соотносится, что было заложено до рождения, что он в течение жизни приобрел. Это все видно. Более того, очень хорошо и показательно использовать иридодиагностику на доклиническом этапе. Т.е., когда еще нет ярких клинических проявлений. Человек, возможно, пришел по другому поводу, но я на радужке уже вижу знак, который говорит, что в этом органе проблема, причем, скорее всего, такого-то характера. И в этом случае я прошу человека пройти диагностическое обследование. Например, я вижу проблему в секторе щитовидной железы. Очень распространенная проблема в нашем регионе. Но что конкретно: гипер-, гипотиреоз или аутоиммунный тиреоидит, необходимо подтвердить анализами. По результатам анализов я подбираю сбор лекарственных трав, пациент его пропивает 1,5–2 месяца. Затем на повторном приёме с контрольными анализами мы смотрим, что изменилось: показатели анализов, самочувствие и т.д. Отлично, работаем дальше. Подбираем следующий сбор.

Почему нужно встречаться через 1,5–2 месяца? В чем причина именно такой периодичности?

Е.М.: Если капелька будет бить по одному месту, она сделает там дырочку, и место перестанет быть таким чувствительным. Если по одному рецептору все время стучать, он перестанет реагировать. Поэтому, у нас есть цель, есть направление процесса. Например, мы регулируем работу щитовидной железы. Но это можно делать при помощи целого ряда растений. И я их комбинирую и меняю комбинации для того, чтобы не возникало привыкание, чтобы лечебный процесс проходил в одном направлении, но не одним и тем же составом.

Дать состав на полгода и отпустить можно только в случае профилактики. Например, противовирусный сбор для всей семьи. Можно взять большой мешок, инструкцию и применять его соответственно «сопливому периоду» и общему состоянию семьи. Можно взять общий противоглистный сбор. Но его составление все равно происходит более индивидуально, потому что у нас и паразиты разные, и возраст разный.

Даже перед назначением профилактического сбора идет стандартный сбор анамнеза у человека: чем болел, чем лечился, как сейчас себя чувствует. Это полноценный врачебный прием. Только осмотр в моем случае происходит методом иридодиагностики. Если пациент хочет показать какое-то больное место, например, кожные явления, движения в суставах и т.д., обязательно осматриваем, пальпируем, оцениваем и описываем в карте.

На радужке Вы видите исчезновение тех или иных знаков в процессе лечения?

Е.М.: Радужка меняется очень быстро. В случае острого процесса знаки на радужке появляются в течение четырех часов и исчезают достаточно быстро при полном выздоровлении. В случае хронических процессов знаки уходят медленнее. Но в данном случае мы уже ориентируемся и на самочувствие человека, и на показатели анализов, и на длительность лечения. Мы можем пройти несколько лечебных курсов, а потом отпустить человека на фоновую поддержку. Например, на конкретный чай один раз в день. И через определенное время снова встречаемся.

Бывает, что человек приходит и говорит: у меня все уже хорошо. Я болел (сопли были), но уже все прошло. А по радужке я вижу, что слизистая бронхов еще не восстановилась, что в носоглотке еще остались какие-то «вопросы», что местный иммунитет в этом органе еще полностью не восстановился. И я ему при подборе индивидуального сбора добавляю компонент, который долечит.

Чем еще удобна иридодиагностика? Во-первых, тем, что это очень быстро. За две минуты мы проводим диагностику всего организма. Во-вторых, очень удобно осматривать маленьких детей. Единственное, у грудничков достаточно трудно это сделать, потому что они не дают посмотреть полностью из-за яркой лампочки. Но можно смотреть не лампочкой, а на солнечном свете, и увидеть, какой у него обмен веществ, есть ли крупные генетические меточки, которые нам необходимо учитывать в лечении. В общем, инструменты — глаза и солнечный свет, и, конечно, знания и опыт. Больше ничего не нужно.

В нашем случае иридодиагностика служит для подбора индивидуальных сборов. А вообще иридодиагностика — это прекрасный скрининговый метод, который хорошо проводить в больших коллективах на большом потоке. Например, в детском саду, в школе. Мы выявляем системы органов, на которые необходимо обратить внимание. И человек идет обследоваться и, не доводя проблему до критической ситуации, решает ее.

Важно ли использовать травы, которые растут именно там, где живет человек?

Е.М.: Я считаю, что это принципиальный вопрос. Если мы спустимся на уровень животных: животное живет в определенной местности, с определенными климатическими и геомагнитными условиями. В этой же местности произрастают определенные растения. Хищник или травоядное животное всегда лечатся растениями, которые растут здесь, вокруг него. У животного биологические системы настроены на те же самые вибрации, что и у растения.

Поэтому, если взять, хотя бы, климатический пояс (не берем возвышенные или низменные места), растения, живущие здесь, обладают свойствами, которые лучше всего будут лечить человека, живущего в этом поясе. На человека, живущего в другом климатическом поясе, они будут действовать, но не совсем конгруэнтно. Может быть, будет хорошо, может, плохо, а может, совсем никак. Поэтому мы собираем травы здесь, в нашем климатическом поясе. Даже в нашем центральном регионе можно и нужно находить экологически чистое место, максимально удаленное от трасс, производств, чтобы сверху самолеты не летали. Собирать травы и лечить ими живущих здесь же людей.

Если человек живет в другом климатическом поясе, например, на Дальнем Востоке. Там все другое: солнце, климат, зима, лето, и в растениях действующие вещества будут тоже чуть другие. И действовать растения Дальнего Востока будут лучше всего на жителей Дальнего Востока.

Поэтому, когда говорят: нам травку из Индии привезли, говорят, чудеса творит. Я отвечаю: конечно, она творит чудеса там, в Индии, либо для тех людей, которые там достаточно долго живут и уже настроились на это солнце, сезоны, магнитное поле. Стоит это растение привезти сюда, действие может оказаться непредсказуемым (зачастую — никаким). Тоже самое относится к Китаю. Огромный пласт знаний. Прекрасная, выверенная тысячелетиями система, за что низкий поклон этой нации. Но она это сохраняла для себя. У них другой обмен веществ, они другая нация, они даже раса другая, нам кровь смешивать нельзя. Как методы, которые тысячелетиями выверялись на местном населении, будут действовать на нас? Неизвестно. Нужно накапливать опыт. Я не говорю, что им нужно пренебречь.

Наш древний славянский опыт траволечения тоже тысячелетиями исчисляется. Но у нас исторически сложилось так, что эта область была гонима, источники передачи разрушались, либо намеренно искажались. Поэтому сейчас найти человека, владеющего традиционной славянской культурой траволечения крайне сложно, но можно. Надо этот опыт перенимать. Если мы берем опыт другой страны, его нужно очень аккуратно экстраполировать и наблюдать. У нас уже десятилетиями применяется иглорефлексотерапия, уже есть большой массив наблюдений, и мы уже можем сказать, как она действует на нас, на европейцев, живущих в средней полосе. И этот опыт мы уже учитываем, обучая друг друга.

Травы нужно брать местные. Было большое исследование по кипрею. В прошлом году была конференция, съехались все наши производители копорского чая. Кипрей очень распространенное растение: от южных широт (Краснодарский край), до северных (Архангельская область). Вроде бы одно и то же растение. И обрабатывают его приблизительно одинаково. Ученые взяли кипрей из разных климатических зон и сравнили его действие. Оказалось, что у самого северного кипрея наиболее сильные антиоксидантные свойства, дающие восстановительный, омолаживающий, противоопухолевый эффект. У южного кипрея больше слизеобразующих свойств. Хотя внешне и по вкусу это одно растение. Почему? Потому что на юге жарко, много солнца, и организму человека нужно успокоиться и охладиться. Слизь успокаивает, обволакивает желудочно-кишечный тракт, улучшает водный обмен, увеличивает потоотделение, вызывая охлаждение.

Спрашивается: кого я буду чем лечить? Если я ленинградцу привезу южный кипрей, он его охладит и добавит слизи. А у человека и так вокруг слизь, он живет в ней, у него мало солнца. Ему нужно дать траву, которая растет рядом, впитывает северное солнце.

И еще важный момент. В это году было совершенно невероятное начало лета. Экстремальные погодные условия. И мы в них жили, и трава в них жила. Травы нового урожая полностью соответствуют нашим внутренним переживаниям этого года. Их даже с другого года брать не стоит, потому что тогда было другое лето, другой сезон.

Вспомните, на зеленую траву падал снег, заморозки были, оттепели были, дождями заливало и т.д. И на нас, людей, тоже все это действовало. Мы соответствуем друг другу. Мы настроены на одну и ту же волну.

Несмотря на то, что многие травы хранятся достаточно длительное время (3–5 лет), не теряя своих свойств, особенно это касается корней, плодов, лучше всего использовать новый урожай. Потому что, неспроста же все это. Трава, перенесшая все это, подготовилась к зиме, которая будет. Мы не знаем, какая будет зима, а трава знает, потому что чувствует это в природе. У нее корешки приготовились переносить эту зиму. Вопрос: с какой травой я буду лучше переносить эту зиму? Поэтому, если у меня осталась трава надлежащего качества с прошлых лет, я ее могу положить в сбор, и она будет работать. Но чтобы действие было лучше, я обязательно туда добавляю небольшое количество той же самой травы урожая этого года.

После нашего разговора надолго сохранился аромат. Аромат трав, аромат человека, знающего и любящего свое дело и тех, кому оно может помочь.

Вопросы:
Вопросов пока никто не задал. Вы можете быть первым.
Задайте свой вопрос:
Нажимая кнопку - «Задайте вопрос», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных в Согласии на обработку персональных данных.
Подписаться на нашу e-mail рассылку.
* — поля обязательные для заполнения
Задайте вопрос
Читайте по теме
Яд или лекарство? О сверхмалых дозах и Н. П. Кравкове 14.12.2018 Яд или лекарство? О сверхмалых дозах и Н. П. Кравкове Иллюстрации к основному биологическому закону 11.12.2018 Иллюстрации к основному биологическому закону Как получают гомеопатический препарат 07.12.2018 Как получают гомеопатический препарат Советы на зимний период 03.12.2018 Советы на зимний период Георгиос Папаниколау — великий даритель жизни 30.11.2018 Георгиос Папаниколау — великий даритель жизни Остеопатия. Диалог с мудрым телом 26.11.2018 Остеопатия. Диалог с мудрым телом

Приглашаем всех активных, интересных людей, профессионально связанных с медициной

Стать нашими экспертами