Журнал
04.10.2017
Холистическая медицина. Традиции и современность Мария Калугина
Что такое остеопатия?
Современная медицина использует большое количество высокотехнологичных методов диагностики и лечения болезней: эндоскопические, ультразвуковые, генетические, магнитно-резонансные и многие другие. Но, не умаляя всех достижений науки, не будет преувеличением сказать, что самыми точными инструментами диагностики и лечения были и остаются руки и сердце врача.

Сегодня мы поговорим об остеопатии — современном, лицензированном и входящим в реестр медицинских специальностей методе диагностики и лечения человека. Методе, в котором врач «слушает» тело и воздействует на него с помощью рук.

Что такое остеопатия? В каких случаях стоит к ней обратиться? Как работает врач-остеопат? На эти и другие вопросы отвечает врач-остеопат Zagerclinic Мария Анатольевна Калугина.
Беседу с Марией Анатольевной Калугиной ведет Наталья Аднорал.
Мария Анатольевна, расскажите, пожалуйста, что такое остеопатия? Какие принципы лежат в ее основе? В каких случаях к этому методу стоит обратиться?

М.К.: К остеопату чаще всего приходят с проблемами опорно-двигательной системы.
Это самостоятельный раздел медицины, который может заниматься любыми проблемами, не только опорно-двигательной системы, но и висцеральными, и неврологическими, и биохимическими. Это зависит от квалификации врача, от того, как он видит эти проблемы и какими техниками владеет.
В остеопатии есть разделение на техники: структуральные, висцеральные, кранио-сакральные. Хотя такое деление неправомочно, потому что организм — единая система. Ты начинаешь работать с опорно-двигательной системой и в итоге выходишь на нервную систему, на висцеральные органы. И все это вместе нужно править, приводить в порядок.
«Остеопатия базируется на совершенстве работы Природы. Когда все части тела человека в порядке – мы здоровы. Если это не так, результатом будет болезнь. Когда части отрегулированы, болезнь уступает место здоровью. Работа остеопата заключается в том, чтобы отрегулировать тело до нормального состояния, устранив нарушение, тогда вместо нарушения появится правильное состояние, результатом которого будет здоровье»
Эндрю Тейлор Стилл
Основоположник остеопатии доктор Эндрю Тейлор Стилл в своих трудах, которые он нам оставил, говорит о том, что организм — это очень правильно задуманная система. Он даже сравнивает организм с машиной, а врача — с механиком. Грамотный и образованный механик знает, какой винтик в каком месте следует подкрутить, чтобы машина продолжала хорошо работать. Потому что мы рассматриваем тело, как систему, способную к самовосстановлению. Это не пустые слова. Мы имеем в виду, что если в организме адекватное кровоснабжение, иннервация и лимфоотток, то у тела есть все возможности для того, чтобы держать себя в рамках здоровья. Т.е. все проблемы, с которыми тело будет встречаться, оно будет способно решить. Стилл говорил, что болезнь возникает в том месте, где по каким-то причинам нарушается артериальное и венозное кровоснабжение, лимфоотток и иннервация. Если эти три момента сохранены и работают, делать больше нечего. Тело само справится. Причем Стилл говорил, что это касается не только проблем опорно-двигательной системы, но и, например, инфекционных заболеваний. На тот момент он не то, чтобы отрицал инфекционную природу подобных заболеваний, а говорил, что с этим можно по-другому работать. И в его практике, судя по всему, так и было. Другое дело, что я не знаю, есть ли такие остеопаты сейчас, которые бы решились лечить чуму при помощи остеопатии. Но, судя по всему, Стилл мог это делать. В его трудах есть описание лечения дизентерии.
«Позвольте функционировать артерии и нерву и тело сделает все за вас.»
Эндрю Тейлор Стилл
Суть остеопатических техник так или иначе сводится к тому, чтобы восстановить кровоснабжение, иннервацию и лимфоотток. Если какой-то сустав поврежден и не дает правильно осуществляться кровоснабжению, лимфооттоку и иннервации, соответственно, все, что связано с этим суставом, будет страдать. Поэтому доктор Стилл очень большое значение придавал тазобедренному суставу и, в частности, бедренной кости. И говорил, что любое неправильное положение бедренной кости в тазобедренном суставе рано или поздно приведет к таким последствиям, как, например, астма или туберкулез, или общая интоксикация организма. Стилл придавал структуре очень большое значение именно в том плане, что если в механизме все отлажено, и он работает четко и правильно, то дальше тело справится само, потому что у него есть свои способы защиты. Если они поступают в адекватном объеме к месту поражения, все будет хорошо, тело справится.
«Остеопатия восстанавливает в человеческом организме функцию «бегущей реки», которая на протяжении своего течения орошает свои берега. И они зеленеют. Остановка приведет к заболачиванию берегов. Кровеносная система — река жизни. Да не иссякнет она!»
Эндрю Тейлор Стилл
Правильно ли я поняла: задача врача-остеопата — устранить блоки и дать организму возможность разобраться с проблемой самому, благо весь арсенал для решения этой задачи, предусмотренный природой, есть в его распоряжении?

М.К.: Да, именно так.

Люди боятся боли, обострений, опасаются, что пока будут лечиться у остеопата, могут пропустить значимую проблему, которую нужно немедленно лечить «обычным» способом.

М.К.: В арсенале остеопатии есть много техник и подходов, и не все они абсолютно безболезненные. Структуральные техники, например, могут быть неприятными. Но у меня есть подозрение, что сам Стилл лечил по-другому, не так, как мы сейчас с использованием структуральных техник. В основной своей массе техники остеопатии безболезненные.
Осложнения да, иногда бывают. В том случае, если доктор работает слишком много. Когда хочет сделать еще и еще: и тут, и там подкрутить. Но есть такой принцип: лучше недоделать, чем переделать. Потому что, когда мы выходим за пределы имеющихся в настоящий момент ресурсов организма, у него не хватает сил переварить то лечение, которое мы ему оказали. В таких случаях бывают обострения. Пациенты даже могут жаловаться на усиление боли по сравнению с тем, с чем они пришли. Но, как правило, такое обострение длится день, а потом проходит. И вместе с ним проходят и те жалобы, с которыми пациент пришел.
Относительно того, чтобы что-то пропустить. По протоколу врач обязан до приема отправить человека на рентген и/или МРТ. Это связано с тем, что если врач использует в своей практике структуральные техники, он должен знать, с чем имеет дело. Если у человека трещина, давний, плохо сросшийся перелом, то жесткие манипуляции могут навредить.
Но поскольку я эти техники не использую, я отсылаю на рентген или МРТ и другие дополнительные методы исследования в случаях, если мы что-то поделали, а пациенту легче не становится. Даже если стало хуже — это хорошо в диагностическом плане. Потому что, мы что-то сделали и получили ответ. А вот если человеку вообще никак после первого, второго и третьего сеанса, то обязательно надо отправить его на дополнительные обследования, чтобы прояснить ситуацию. Я с пациентами договариваюсь, что после первого сеанса мы смотрим и решаем, идти на дополнительные обследования или нет.
И по реакции тканей есть ощущение, когда надо провести какое-то дополнительное обследование. Как правило, ткани сообщают, в каком они состоянии и что с ними происходит. Ткани теряют свою эластичность, подвижность, т.е. они рассказывают свою историю доктору. Другое дело, может ли доктор ее прочитать или нет.

Пьер Трико пишет, что многие проблемы, в решении которых бессильна современная медицина, остеопатией решаются. Но объяснений, почему это так, нет.

М.К.: В остеопатии есть принцип, озвученный Р. Бэккером: «Знает одно лишь тело». Т.е., истинную причину страдания (дискомфорта, боли) знает только тело. Надо лишь только научится его слушать и понимать. А затем по возможности, устранить причину или привести тело в состояние адаптации к нерешаемой проблеме (как, например, в случае с ампутацией).
Особенно важно для врача глубокое знание анатомии. Э. Стил, применительно к анатомии и функции, первый сказал: «Учиться, учиться и еще раз — учиться».
«Будучи врачами, лучшее, что вы можете сделать для самих себя, это постоянно учиться чему-то новому. Овладевать новым мастерством».
Алан Р. Беккер
В классической медицине, в традиционном подходе каждый врач лечит свой орган: кардиолог лечит сердце, гастроэнтеролог лечит желудок и т.д. Нет целостной картины функционирования организма. Нет понимания взаимосвязей органов и систем друг с другом. (Т.е., в теории оно есть, но на практике его нет.) Нет такого понятия, как собственный ритм тканей. В остеопатии все построено на работе с ритмами. Это основополагающий момент. Рассматривается несколько видов ритмов. Самый очевидный и понятный — дыхание.
Наш дыхательный ритм — очень мощная помпа. У нас есть несколько диафрагм и все они дышат синхронно. Грудо-брюшная диафрагма является одним из водителей, потому что она очень большая и мощная. Это очень плотная структура с сильными мышцами, большим сухожильным центром. Мы делаем вдох, и все мембраны, которые с ней связаны, а их вместе с грудо-брюшной порядка 6–7 (палатка мозжечка, дно ротовой полости, верхняя апертура легких — плечевой пояс, тазовая диафрагмы, и дополнительные диафрагмы — колени и стопы), тоже делают вдох. Главные диафрагмы — палатка мозжечка, верхняя апертура легких, грудо-брюшная и тазовая диафрагмы. Дно рта, колени и стопы скорее подстраиваются под то, что делают главные. Идет постоянная прокачка. Мы делаем примерно 16 вдохов в минуту, 16 раз эта помпа работает.
Грудо-брюшная диафрагма — самая главная. Когда она дышит правильно, все остальные тоже дышат правильно. Если по каким-то причинам это не так, то в нас и поступление кислорода идет не так, как нужно, т.е. мы испытываем кислородный голод, и другие мембраны не прокачиваются, они тоже тормозят. Есть еще собственные ритмы у каждого органа, которые совершают колебательные движения вокруг своей оси. Парные органы совершают наружные и внутренние повороты вокруг своей продольной оси. А одиночные органы совершают качательные движения: наклон вперед и назад.
Висцеральная остеопатия как раз занимается тем, что прослушивает этот ритм, прослушивает как орган двигается, как расположен, и возвращает его в нормальное положение и, соответственно, в нормальный ритм. Результатом возвращения органа на место является восстановление адекватного кровоснабжения, иннервации и лимфооттока.
Это глобальное движение в организме, которое обеспечивает равновесие внутренней среды, гомеостаз, и в конечном итоге, наше здоровье.
Ритм движения есть не только у внутренних органов, но и у костей. И его официальная медицина не признает вообще. Это очень тонкие движения. Их амплитуда очень маленькая, но при определенной сноровке и подготовке ее можно обнаружить. Люди, которые занимаются йогой или цигун, вполне могут это услышать. В принципе, отследить их может любой человек, просто он должен быть настроен на ощущение этих движений. Если перед сном лечь в кровати, расслабиться и внимательно послушать, что происходит с телом, то можно поймать движение, когда руки и ноги совершают поворот по продольной оси наружу, а потом вовнутрь. Мы просто обычно не прислушиваемся, поэтому и не слышим, но эти движения есть.
Тазовые кости, как парные, на вдохе совершают наружную ротацию и идут немного вперед, на выдохе — обратное движение. Такое же движение совершают разнообразные кости черепа. Несмотря на то, что они жестко связаны между собой, между ними есть хрящевая ткань. Движения, которые они совершают, еще меньше, еще интимнее, чем в других органах. Это их Сатерленд называет «первичным дыханием»?

М.К.: Да.
Сатерленд был учеником Стилла и развил кранио-сакральный подход в остеопатии. Он открыл, что кости черепа тоже дышат (нормальный ритм первичного дыхательного механизма — 2–3 волны в минуту).
Его история начинается с того, что в медицинском институте, где он учился и работал, проходя мимо витрины с черепами, он обратил внимание, что височная кость устроена наподобие жабр у рыб. Из чего он сделал вывод, что это же неспроста, что она должна двигаться.
В общем и целом наш череп на вдохе расширяется, раскрывается, как цветок, а на выдохе сжимается. Т.е. каждая кость совершает движение, и этим опять же обуславливается, в первую очередь, правильный лимфоотток и кровоснабжение. Потому что помпообразные движения качают жидкости. Если по каким-то причинам (их три вида: физические травмы, биохимические и психоэмоциональные повреждения) череп ограничен в своей подвижности, т.е., если кости черепа встают или есть повреждение отдельной кости, и она не функционирует так, как должна это делать, в этом месте происходит застой жидкости из-за отсутствия помпообразного движения. А там, где застой, там и инфекция.
И это очень наглядно в ЛОР-болезнях. Когда по каким-то причинам (это может быть травма, последствия стоматологических и ЛОР-операций на костях лица) кости черепа плохо двигаются, мы имеем хронические синуситы, гаймориты. Если убрать ограничения подвижности, мы дадим костям возможность нормально функционировать и осуществлять естественный дренаж. Понятно, что тот же синусит может быть по разным причинам, но в том числе бывает и так. Если ЛОР-врач не знает, что можно подвигать кости черепа, то он к остеопату и не направит.
Остеопаты могут работать с внутритканевыми и внутрикостными напряжениями, с напряжениями твердой мозговой оболочки. Эти напряжения мы не увидим на рентгенах, МРТ и прочих обследованиях. Не увидим напряжение той же палатки мозжечка. Остеопат это почувствует руками и даже что-то сделает, чтобы это расслабить. И на фоне расслабления у человека могут уйти головные боли, боли в шее, плечах. Масса симптомов!
«Не суетитесь и слушайте — вы обращаетесь к первопричине Дыхания Жизни. Это основополагающий принцип науки остеопатии».
В. Г. Сатерленд
Традиционно считается, что Сатерленд говорил о важности правильной циркуляции спинномозговой жидкости, что обеспечивает жизненный тонус, жизненные силы всего тела.
Спинномозговая жидкость должна двигаться. Она напрямую связана с центральной нервной системой. Если она не двигается, то вообще все плохо. Опять же движение спинномозговой жидкости и движение твердой мозговой оболочки в разделе кранио-сакральной остеопатии завязано на движение крестца и черепа в целом.
Подобные движения официальная медицина не рассматривает как возможность, а, тем не менее, кости двигаются, и это можно услышать даже у самого себя. Нужно только прислушаться.
Остеопатия владеет диагностическими методами и техниками более тонкого уровня, нежели современная медицина со всеми ее достижениями. Современная медицина может посмотреть геном, но у нее нет техник, чтобы послушать, как это все движется. Остеопатия претендует на то, чтобы слушать то, что происходит на уровне клеток.

Слушать руками?

М.К.: Да.

Наверное, не каждый врач может стать остеопатом?

М.К.: Я думаю, это как с любым умением. Т.е. техническим навыкам можно научиться, развить в себе что-то.

Есть практики, которые развивают эту чувствительность? Или это опыт?

М.К.: В процессе обучения проводятся разные игры на развитие чувствительности. Например, закладывается волос между страницами книг. Говорили, по-моему, про Виолу Фрайман, которая могла через сто страниц почувствовать этот волос. Чувствительность развивается. Мы начинаем себя слушать и получать больше информации от рук просто потому, что уделяем этому внимание.
Очень важна сонастройка с пациентом. Т.е. одновременно работать с пациентом и говорить по телефону или смотреть телевизор не получится. Даже в таких достаточно материальных техниках, как структуральные, когда мы работаем с суставами (то, что в быту называется мануальная терапия), все равно очень важно в правильном направлении вывести сустав, чтобы он совершил правильное движение. Именно поэтому на остеопатов учатся достаточно долго, несколько лет, всю жизнь.
Очень важно, чтобы техника была осознанной. Почему мы таким образом «выкладываем» пациента, что мы хотим добиться этим движением.

Сколько времени требуется, чтобы лечение помогло?

М.К.: Это очень индивидуально. Все зависит от большого количества факторов: возраста, силы, глубины и давности повреждения, собственного резерва жизненных сил пациента, его готовности помогать врачу — т.е. менять привычки, поддерживающие болезнь, техник остеопатического воздействия и пр.
Давние, глубокие проблемы, спустившиеся на уровень органных повреждений, иногда требуют годы работы. Это не значит, что облегчения надо будет ждать так долго. Оно может наступить уже после первого сеанса. Но на искоренение причин болезни и на полное восстановление структуры и функции пораженного органа (или органов, т.к. давние нарушения затрагивают организм в целом) может уйти несколько лет. Иногда эффект от лечения бывает отсроченным и проявляется только спустя 1–2 месяца.
Если с момента получения травмы (физической, психологической и пр.) прошло не более 72 часов (за это время травма «фиксируется» в тканях), то излечение может наступить очень быстро. Этот же принцип применим к случаям отравлений, которые можно также рассматривать как «биохимическую травму». Очень большую роль играет отношение к лечению самого человека. У болезни всегда есть причина(ы) и условия, благоприятные для ее воплощения в теле. Даже если врач распознает причину и устранит ее, но условия останутся, болезнь будет возвращаться вновь и вновь, с каждым разом укореняясь все глубже. Например, такого рода «условиями», облегчающими развитие болезни и затрудняющими ее излечение, могут быть: неправильный (для конкретного человека) режим дня и физической активности, некорректное питание (избыток или недостаток тех или иных веществ), постоянное психоэмоциональное напряжение и пр. В каждом конкретном случае врач дает рекомендации, опираясь на индивидуальную картину причин и условий. Но изменить подобные «условия» способен только сам человек, врач может только подсказать верное направление.
В некоторых случаях первопричиной болезни служит психоэмоциональная проблема. Без ее устранения лечение будет малоэффективным. Поэтому в подобных ситуациях, помимо лечения болезни, необходимо обнаружить первопричину и работать над ее искоренением (с помощью психолога, например).
Важно и то, как человек ведет себя во время сеанса. Состояние «напряженной бдительности» за происходящим процессом значительно его затрудняет. Ведь остеопат слушает тело, а если оно напряжено, услышать его и помочь очень непросто, если не сказать — невозможно. Поэтому в подобных случаях врач тратит много времени на подготовку человека и расслабление его тела. Бывает, что при работе с детьми, сначала приходится упокоить родителей, чтобы их сомнения и переживания не усложняли процесс лечения. Сами дети принимают остеопатию очень хорошо, а их организмы в ответ на помощь быстро восстанавливаются. Врачи-остеопаты успешно работают с детьми нескольких часов от роду.
Даже если человека нельзя исцелить, ему всегда можно помочь. Этот принцип полностью применим к остеопатии. Иногда в силу отсутствия органа (ампутация конечности, удаление органа или его части), возраста, ослабленности организма или иных причин не получается полностью устранить нарушения. Опыт врачей-остеопатов говорит о том, что в этих случаях можно помочь телу приспособиться к имеющейся ситуации и увеличить качество жизни человека. Такая помощь может потребоваться в случае установки брекетов. Оказывается, это может стать большим стрессом для тела и риском возникновения ряда нарушений в будущем.

Как часто врач назначает прием? Сколько он длится?

М.К.: Это тоже очень индивидуально и зависит как от техник, которые использует остеопат, так и от реакции тканей. Телу надо дать время на то, чтобы «впитать» лечение и среагировать на него. И у каждого человека это время свое: от нескольких дней до 1–2 месяцев.
Продолжительность сеанса тоже разная: от нескольких минут, до часа. Как и количество сеансов, она зависит от используемых техник, имеющихся нарушений и реакции тела. Иногда бывает достаточно всего одного сеанса.

Существует ли какое-нибудь абсолютное противопоказание?

М.К.: Какая-то острая ситуация, требующая неотложной медицинской помощи. Например, перитонит…

А онкология?

М.К.: Если мы имеем в виду, что мы налаживаем работу собственных сил организма, то, по идее, противопоказаний нет. Здесь вопрос в том, насколько мы работаем в согласии с самим телом. Насколько мы навязываем свою волю, против его желаний.
Необходимо уважение и признание тела. Тело — это не просто машина, у него есть Сознание. У клеток есть Сознание, у тканей есть Сознание. У Пьера Трико техники направлены на общение с сознанием определенных уровней: техники работы с сознанием системы, органа, его части, клеток.
В общем и целом противопоказаний к использованию остеопатических техник нет. Исключением являются структуральные техники. По протоколу мы не имеем права использовать эти техники без предварительного рентгена. Мы должны точно знать, что у человека нет переломов, трещин, опухоли. Тогда мы можем смело работать. Остеопатия пришла к нам сначала в виде техник мануальной терапии, лишенных философии, целостного подхода, отношения к телу, как к единой системе, присущих собственно остеопатии. (Мануальная терапия — это часть остеопатии, т.н. структуральные техники.) Лечили по принципу: болит тут — делаем то-то, болит там — делаем так-то. Поэтому были неприятные случаи, когда люди оставались на кушетке просто потому, что была неправильно сделана техника в том месте, где ее нельзя было делать. Вот почему к шее так не любят притрагиваться. Мануальный терапевт должен быть высокого класса, чтобы ему можно было бы без опаски отдать свою шею.
Структуральный подход исключается в работе с детьми и с пожилыми людьми (вследствие слабости костной ткани). Но есть много других техник, которые достаточно мягкие. Например, мышечно-фасциальные техники и кранио-сакральные.
Считается, что эпилепсия является относительным противопоказанием потому, что мы можем спровоцировать эпиприпадок. Но, возможно, это будет последний эпиприпадок у человека. В том смысле, что это будет обострение, через которое он пройдет, и ему станет гораздо легче.
Возвращаясь к вопросу об онкологии. Мы ничего не стимулируем, мы приводим к норме. А там, глядишь, у тела появится больше сил, больше ресурсов, чтобы бороться с болезнью.
Наш разговор подошел к концу, а уходить не хотелось…

«Остеопатия — это работа сердцем, руками и совестью. Нужно работать, уважая другого, зная, что не нужно делать другим того, чего не хочешь испытать сам. Это скромность и гордость за свою работу, как у представителя любой другой профессии, уважающего свой прекрасный труд. Природа сама помогает остеопату. Она Бессмертная, но требовательная. Только избранные (единицы) могут претендовать быть остеопатами: для этого нужна еще и открытость сердца, которая дает нам чувствующие, видящие и думающие пальцы.» Франсис Пейралад



Беседовала Наталья Аднорал
Вопросы:
Вопросов пока никто не задал. Вы можете быть первым.
Задайте свой вопрос:
Ваше имя:
E-mail:
Тема вопроса:
Вопрос:
Нажимая кнопку - «Отправить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных в Согласии на обработку персональных данных.
Подписаться на нашу e-mail рассылку.
Приглашаем всех активных,
интересных людей,

профессионально связанных
с медициной