+7 (495) 236-76-52
Журнал
25.12.2017
Мартюшев Александр Васильевич

Врач-гомеопат о роли врача и пациента на пути к здоровью

Мы продолжаем знакомство с представлениями различных направлений холистической медицины о понятиях здоровья и болезни, о роли врача и пациента на пути к исцелению.

Сегодня на эти и другие вопросы отвечает врач-гомеопат Zagerclinic, к.м.н., действительный член Лондонского факультета «Классическая гомеопатия» Мартюшев Александр Васильевич.

Гомеопатия это

Гомеопатия — метод лечения, разработанный великим немецким врачом и ученым Самуилом Ганеманом (1755–1843).

Само слово «гомеопатия», придуманное Ганеманом, составлено из двух греческих корней — «омоен» и «патос», и означает «подобное болезни». Впервые его Ганеман употребил в статье «Указания на гомеопатическое использование лекарств», опубликованной в 1807 году.

В основе гомеопатии лежит закон (принцип) подобия: «подобное излечивает подобное» или, по-латыни, «similia similibus curantur». Это означает, что вещество, вызывающее определенные симптомы в организме, способно похожие (подобные) симптомы лечить.

Беседу ведет Наталья Аднорал

Н.А.: Александр Васильевич, что такое болезнь с точки зрения классической гомеопатии?

А.М.: Болезнь — это дискомфорт (неприятные ощущения) плюс функциональные ограничения. Ограничения обычной жизни, обычного функционирования.

Неприятные ощущения присутствуют у любого человека. Мы не можем найти ни одного человека, у которого не было бы дискомфорта. Потому что дискомфорт — это в каком-то смысле часть жизни. И мы не можем сделать так, чтобы дискомфорта не было вообще.

Н.А.: В этом смысле можно ли сказать, что болезнь — это неотъемлемая часть жизни любого человека?

А.М.: Нет. Дискомфорт — не значит болезнь. Ощущения есть у любого человека. Он их в каком-то смысле осознает. А раз он их осознает, то они ему не нравятся, они для него нежелательны. «У меня их раньше не было; у другого человека их нет; это ненормально, потому что я читал, что так не бывает». Т.е. к этим ощущениям человек как-то относится.

Сами по себе ощущения не есть болезнь. В любое понимание болезни всегда включен субъективный и социальный фактор: «так не должно быть; я не хотел, чтобы это было; мне это не нравится; раньше такого не было». Всегда включается эмоциональная реакция.

Мы не можем ставить знак равенства между дискомфортом и болезнью. Дискомфорт становится болезнью, когда к нему присоединяются функциональные ограничения. Например, я ударился рукой. У меня есть боль. Боль — это ощущение. Она может быть такой, что я могу спокойно двигать рукой. Или боль может быть такой, что я вообще не могу двигать рукой. Рука же существует не для того, чтобы она мне нравилась, или чтобы я сравнивал ее с другими. Она создана для того, чтобы выполнять некие движения. Это функциональная система. И когда рука не может двигаться — это болезнь. А когда она может двигаться, и есть ощущения — это доболезненный период.

Т.е., у болезни есть три составляющие:

  • ощущения;
  • восприятие ощущений, отношение к ним, реакция на них;
  • функциональные ограничения.

Н.А.: Если дискомфорт относится к сфере нашей психики. Как тогда?

А.М.: Эмоции человека мы не можем приравнять к болезни. Это естественные реакции, их испытывает любой человек. Эмоции возникают, с одной стороны, от внешних причин. Т.е., если нас что-то раздражает — мы раздражаемся. Если что-то огорчает — огорчаемся. Пугает — пугаемся. С другой стороны, эмоции могут иметь внутренний источник в виде мысли. Человек о чем-то подумал, эти мысли вызвали эмоциональную реакцию, появились переживания. Но эмоции — не равно болезнь.

Мало того, даже поведение — не равно болезнь. Все, что происходит в психике, должно быть ограничено двумя рамками: уголовным кодексом и признаками психических расстройств. Если поведение укладывается в эти рамки — человек не болен. А если выходит за эти рамки — человек болен.

Н.А.: Но это объективно. А субъективно человек проявление той или иной эмоции может рассматривать как дискомфорт, мешающий его нормальной жизни. Например, если у человека навязчивая тревожность, она мешает ему сосредоточиться, радоваться жизни, выполнять свои обязанности.

А.М.: Отсутствие радости жизни не означает болезнь. Есть масса людей, у которых жизнь прекрасна, но они не рады. Социальное функционирование все равно в эти две рамки укладывается. Потому что, если человек, например, тревожится, вопрос не в самой тревожности. Вопрос в том, что вызывает тревожность и каким образом она трансформируется в поведение.

Мы должны рассматривать причину, явление и следствие. Если человеку кажется, что за ним постоянно наблюдают, — ясное дело, что здесь уже не просто тревожность. Дальше... Что будет делать человек? Например, он ощущает тревожность, она ему не очень нравится, но он ничего не предпринимает. А может купить оружие, поставить несколько замков в двери…. Т.е., важны причина, явление и следствие. Мы не должны их отделять. Ведь в том, что я рассказал, они однозначно выходят за рамки уголовного кодекса и психической нормы.

А то, что человек тревожится… Мы же выяснили, что есть два источника. Внешние обстоятельства и внутренние причины. Если внешние обстоятельства человека таковы, что ему действительно кто-то угрожает; жизнь складывается так, что он вынужден скрываться и т.д., то почему у него не должно быть тревожности? Должна быть.

Другой источник тревожности — это мысли. Мы можем запретить человеку мыслить? Не можем. Он сам эти мысли формирует. Мало того, мысли — это такая штука, которую невозможно выключить или включить. Если источник мысли — это специальные силы, которые эти мысли мне вкладывают в голову специальными инструментами, из розетки или как-то еще — ясное дело — это психическое расстройство. Но если человек сам думает эти вещи, они ему не нравятся, но он их продолжает думать, то кто источник мыслей? Сам человек. Почему бы ему не прекратить это делать?

Он говорит: как мне это сделать? Но невозможно с помощью лекарств взять и изъять плохие мысли и поставить на их место хорошие.

Поэтому мы не можем приравнивать эмоции к болезни. И должны четко понимать границы: уголовный кодекс и признаки психических расстройств. Если границы не нарушаются, значит, болезни нет. Есть дискомфорт.

Н.А.: Спасибо. Один полюс обрисовали.Здоровье. Что это?

А.М.: Здоровье — это отсутствие болезни. Здоровье не обязательно должно приравниваться к отсутствию дискомфорта. Дискомфорт всегда есть. Жизнь включает в себя напряженные ситуации на физическом и психическом уровне. Но это не есть болезнь. Невозможно сделать так, чтобы человек не испытывал никаких неприятных ощущений. Поэтому здоровье — это отсутствие функциональных ограничений.

Фазы, которые человек проходит до появления болезни, мы с вами выяснили. Это дискомфорт, плюс определенное отношение к нему.

Н.А.: Какова на этом пути к здоровью задача врача?

А.М.: Уменьшить дискомфорт и функциональные ограничения.

Н.А.: Как?

А.М.: С помощью гомеопатических лекарств. Диета, элементы образа жизни тоже очень помогают. Но, когда ситуация достигла стадии функциональных ограничений, речь идет о том, что есть уже более или менее существенные повреждения жизненной силы, которые только с помощью диеты и образа жизни не исправить. Диета и образ жизни, образ мысли работают до того, как возникли функциональные ограничения. Если они возникли, то уже дальше нужно либо лекарствами, либо иглами, либо травами что-то делать, чтобы реакция жизненной силы вошла в обычное русло.

Существует духовная жизненная сила, поддерживающая здоровье человека; болезни вызываются исключительно расстройством этой жизненной силы.

…Поскольку сила невидима сама по себе и познаваема только по своему действию на организм, ее болезненные нарушения открываются только через проявления заболевания в ощущениях и отправлениях частей организма, доступных наблюдателю и врачу, то есть в болезненных симптомах. Самуэль Ганеман

Н.А.: Для того чтобы смочь это сделать, какими качествами должен обладать врач-гомеопат?

А.М.: Несколько моментов. Это клиническое мышление. Это умение наблюдать, внимательность. Это четкое следование методологии. И еще — это знание человеческой природы. И умение быть близко к реальности. Умение пользоваться не фантазиями, не теоретическими рассуждениями, а только реальными фактами и наблюдениями.

Если врач ясно понимает, чтó следует лечить при заболеваниях, или, лучше сказать, в каждом индивидуальном случае болезни, … то он понимает, как лечить разумно и рационально, и является истинным практиком целебного искусства. Самуэль Ганеман

Н.А.: Если сформулировать тот же вопрос несколько иначе: в чем заключается кодекс чести врача-гомеопата?

А.М.: Он в «Органоне» сформулирован: избегать субъективности и предубеждений, проявлять тактичность, внимательность и обладать знанием человеческой природы.

Н.А.: А от пациента на этом пути что ожидается?

А.М.: Единственное, что требуется от пациента, это быть внимательным наблюдателем: наблюдать за своими реакциями, сопоставлять их. Быть близким к реальности и ориентироваться не на то, что может быть, не на теоретические установки, а только на факты и на собственные ощущения и реакции. Т.к. эмоциональная реакция на дискомфорт есть всегда, то нужно отделять эти вещи. В каком-то смысле нужна эмоциональная устойчивость. Потому что, если к каким-то вещам относиться с эмоциональной точки зрения, то эмоции могут очень сильно увести от здравого смысла и от реальности.

Н.А.: А если человек не обладает изначально этими качествами, как ему быть?

А.М.: Это все развивается. Если человек мотивирован на лечение, то он обязательно приобретает эти качества. А если не мотивирован, то получается как в обычной медицине: «я пришел, таблетку дали, а наблюдения, ощущения меня не волнуют. Я плачу деньги, а вы должны мой организм поправить». Как будто бы это не его организм, а чей-то другой, как машина в сервисе, где все сделали и отдали.

Поэтому, если человек мотивирован на лечение, он будет развивать в себе необходимые качества. Это возможно. Не могу сказать, что это легко или трудно. У всех по-разному. Это навык. Точно такой же, как и все остальные.

Н.А.: Вы помогаете человеку приобрести этот навык?

А.М.: Если у него есть мотивация, он сам идет. Мне просто необходимо ему на это указать, обозначить, что это очень нужно. Например, в случае лечения ребенка, важно отделять себя от ребенка — ориентироваться на его дискомфорт, а не на свою тревожность, убеждения и установки.

Н.А.: В случае лечения ребенка этот навык требуется от родителя?

А.М.: Да, конечно.

Н.А.: А от ребенка?

А.М.: Ребенок в плане отсутствия концепций, социальных стереотипов более чист. Если у него болит — у него болит. Если он притворяется — он притворяется. Если он хочет извлечь пользу из какой-то ситуации — он ее извлекает.

У взрослого более сложные способы маскировки, интерпретаций, установок.

Н.А.: Доверие к врачу важно?

А.М.: Доверие ведь не в вакууме существует. Если человек мотивирован на лечение, то он будет стараться в каком-то смысле доверять. Безусловное доверие невозможно. Методу доверять можно. Но люди все разные. Есть субъективность. Люди друг другу могут субъективно не нравиться.

Н.А.: Но если врачу не нравится пациент, а пациенту не нравится врач, разве лечение может быть успешным?

А.М.: А почему нет? Можно от своих собственных ощущений абстрагироваться. Это раз. Во-вторых, эти ощущения можно использовать для того, чтобы увеличить общую энергию. Если с эмоциями бороться, они очень истощают. А если их использовать, то можно усилить все проявления. В спорте, например, злость активно используется.

Здесь та же самая ситуация. Можно эти вещи использовать. Ведь эмоции, мысли и все остальные состояния текучие, быстро приходят и уходят. Если мы за них не цепляемся, они уйдут.

Н.А.: Как вы относитесь к такому наблюдению, что врач «притягивает» определенных пациентов на разных стадиях своей профессиональной жизни?

А.М.: Если в профессиональном плане, то да. Чем выше уровень врача, тем более сложные пациенты к нему обращаются. Сложные не только в плане болезней, но и в плане взаимодействия. Потому что есть люди, с которыми очень сложно взаимодействовать. В силу характера, темперамента, личности. Но это не значит, что их невозможно лечить. Их сложно лечит. И это вызов для врача. На определенном этапе довольно много таких пациентов может попадаться. Это указывает врачу на какие-то непроработанные моменты в его характере, в его профессии.

Н.А.: Получается, что пациенты помогают врачу?

А.М.: Конечно. Индусы говорят, что любой человек — ученик. Если человек рассматривает себя, как учителя, все, он закончился. Он должен учиться. И учиться всегда. У кого угодно. И, конечно, пациенты очень сильно обучают.

Н.А.: Приближается Новый Год. Ваше пожелание и врачам, и пациентам.

А.М.: Пожелание удачи.

Как говорят индусы, всегда есть усилия, и есть результат. Обычно они не пропорциональны. Бывает так, что затрачиваешь много усилий, а получается мало. Бывает, что затрачиваешь мало усилий, а получается много. А бывает, что сколько усилий затратил, столько и получил. Так вот. Удача — это когда мало усилий затрачиваешь, а получаются большие результаты.

Вопросы:
Вопросов пока никто не задал. Вы можете быть первым.
Задайте свой вопрос:
Нажимая кнопку - «Задайте вопрос», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных в Согласии на обработку персональных данных.
Подписаться на нашу e-mail рассылку.
* — поля обязательные для заполнения
Задайте вопрос
Читайте по теме
Инсульт. Причины и лечение с точки зрения китайской медицины 17.07.2018 Инсульт. Причины и лечение с точки зрения китайской медицины Депрессия. Причины и лечение с точки зрения традиционной китайской медицины 16.07.2018 Депрессия. Причины и лечение с точки зрения традиционной китайской медицины Энергоинформационная терапия. Творческий подход к лечению инфекций 12.07.2018 Энергоинформационная терапия. Творческий подход к лечению инфекций У нас поселился дельфин 11.07.2018 У нас поселился дельфин Тревожное состояние. Как избежать? 10.07.2018 Тревожное состояние. Как избежать? Причины и лечение головной боли с точки зрения традиционной китайской медицины 03.07.2018 Причины и лечение головной боли с точки зрения традиционной китайской медицины

Приглашаем всех активных, интересных людей, профессионально связанных с медициной

Стать нашими экспертами